Опер из «убойного» отдела / 22.12.2018

Сотрудники уголовного розыска не любят шумиху вокруг себя. Реклама  мешает их работе, и люди они не публичные.
Оперуполномоченный в отставке Александр Евгеньевич Хомяков, внук ветерана органов правопорядка Александра Николаевича Хомякова, держит на стене портрет деда и сожалеет, как мало мы общаемся с родными, пока они рядом.
В прошлом Александр Евгеньевич - опер кунгурского «убойного отдела».  А также он – столяр, краснодеревщик, фотограф, хозяйственный «рукастый» мужик  и начинающий архивариус.
- Мой дед и тёзка Александр Николаевич был фронтовик, - рассказывает Александр Хомяков. – Про таких говорят: «умер в форме, при исполнении». Я помню, дед постоянно ходил в синем фельдъегерском мундире. Бывал в загадочных командировках, его поздравляли с праздниками от НКВД и МГБ. Давал мне, пацану, с разряженным револьвером поиграть. Умер в 1985-м. А я?… Я при жизни ни разу толком не спросил у деда - как ему служится? Не знал, какие награды он имеет. Увы, это распространённое явление. Мы мало интересуемся заслугами родственников, считаем их привычными, неинтересными. Ушёл человек из органов, личное дело отправили в Пермь – и нет его больше. Не удалось мне с дедом в сознательном возрасте поговорить. Впоследствии о  наградах Александра Николаевича Хомякова я больше из интернета узнал, чем от него самого.
Сегодня Александр Хомяков-младший считает, что надо непременно учить историю. Не прилизанную, гладкую, «удобную», а подлинную, живую. Настоящую. Собирать, тормошить, опрашивать и записывать воспоминания ветеранов, пока они ещё с нами. Архивировать, сохранять для потомков информацию не только о своём родственнике, но и о тех, с кем он вместе служил.
А пока – немного о нашем сегодняшнем герое. Сотрудники уголовного розыска не любят шумиху вокруг себя. Реклама  мешает их работе, и люди они не публичные. Но в 2007 году кунгурский оперативник Александр Хомяков почти случайно попал во всероссийский  эфир – его показали в сюжете на телепередаче «Жди меня». Это было дело о пропаже в Кунгуре малолетней девочки Лизы.
- Да, тогда наш розыскной отдел трое суток буквально не ел и не спал, - говорит Александр Хомяков. – Лиза играла с друзьями на улице, а в какой-то момент забежала за угол… и назад не вернулась. Как в воду канула. Её искали по всему городу, разослали ориентировки по соседям. Экипажи ДПС досматривали на трассе каждую проезжающую машину.
Нечаянный водитель действительно вспомнил, что подвозил женщину с ребёнком, похожим на Лизу. И ниточка потянулась, и девочка нашлась – живой и невредимой, - а похитительницу привлекли к ответственности. Оказалось, некая находчивая дама путешествовала автостопом и вдруг решила, что с маленькой девочкой на руках ловить попутки будет гораздо проще. Сманила Лизу за собой прямо среди кунгурской улицы.
- Невозможно передать ощущения оперативно-следственной группы, когда нам сообщили «отбой тревоге», сообщили, что ребёнок найден и с ним всё в порядке, - вспоминает Александр Евгеньевич. – Только тут мы с ребятами впервые вдохнули полной грудью. Какое облегчение, Лиза найдена и жива! Вот оно, счастье-то!
О себе Александр повествует легко и охотно.
- По знакам гороскопа я Дева и Лошадь. То есть успешно могу заниматься  несколькими делами одновременно, а в уголовном розыске без этого никак.  Пыл не угас, настроение боевое. Звание -майор полиции в отставке. Вообще я из «Черёмушек», в школе № 1 учился, потом в лесотехникуме. А что вы думаете? Я по первому образованию техник-технолог мебельного производства. В 1985 году окончил, в мае призвался в армию. Служил в ПВО на Дальнем Востоке. Демобилизовался с задержкой, потому что 28 мая 1987 года, если кто помнит, немецкий пилот Матиас Руст без разрешения посадил самолёт в Москве на Красной площади. Ему-то шуточки, а всем войскам противовоздушной обороны устроили разнос, внеплановую проверку и задержку дембеля.
- И всё равно армия и армейская дружба – это здорово, - мечтательно замечает Хомяков-младший. - Через 30 лет после демобилизации мне позвонил однополчанин из Хабаровского края. Приехал погостить в Кунгур с семьёй. Казалось бы, чем у нас можно удивить жителя Приморья? Я организовал им пешую экскурсию по Кунгуру. Хабаровчане были в восторге. Им оказались в диковину наши здания и храмы 17-19 века. Вы знаете, что на Дальнем востоке архитектурных памятников не существует в принципе? Мы поднялись на Тихвинскую колокольню, посетили гончарную лавку, попробовали кунгурские пряники... Сходили в Ледяную пещеру. Сослуживец был доволен. Другой мой друг приезжал из Тюменской области. Ему даже городские автобусы непривычны, потому что сам он в тайге живёт. Там только вездеходы ездят. Пролетели с ним с Соборной площади до Осинового озера на тепловом аэростате. Индивидуальный тур, впечатления - незабываемые.
- Так вот, - продолжает Александр Хомяков. - В 1987 году после армии я устроился на ЛМК, работал на пилораме 2РД-75. Машина-зверь, двухэтажная. Её все звали «исчадие ада». По 100-120 кубов леса в день прогоняли. На комбинате я научился работать в коллективе. Потому что только от расторопности рамщика зависит, будет ли мебельный конвейер полноценно работать или чаи гонять. Если рамщик встанет, вся цепочка тоже остановится.  Потом я уехал в Первоуральск, литейный цех. Работал в модельном цехе. Вы удивитесь, зачем нужен в «литейке» столяр? Просто вы не знаете, что любая металлическая деталь прежде, чем пойти в промышленную отливку, выполняется из дерева. В натуральную величину. Хоть сантехническая задвижка, хоть экскаваторный ковш – без разницы. Я  был столяр-краснодеревщик, и даже в местной школе Первоуральска полтора года столярное дело преподавал.  
По возвращении на родину в Кунгур Александр Хомяков устроился во взвод охраны ИК-30. Командиром был Тенгиз Лабучидзе - грамотный, профессиональный военный. Исправительная колония – предприятие серьёзное, но Александр и там не давал коллегам скучать. Он  со школы участвовал в театральном кружке. Стал проводить на работе КВНы, творческие капустники. Однажды вообще от души пошутили. Нарядили и загримировали сотрудника под генерала-проверяющего – и впустили на территорию. Вот страху-то в подразделении натерпелись, пока разобрались, что «ревизор» ненастоящий!...
- В милицию я первоначально пришёл на должность участкового уполномоченного, - ведёт свой рассказ Александр Хомяков. – Моим  районом был «Обувщик». Со временем дослужился до старшего участкового, перевёлся в Филипповское поселковое отделение. А конкретно в уголовный розыск я пришёл уже в апреле 2004 года. Было мне 30 лет. Начальником там был Сергей Викторович Банников. Мне везло на знающих, опытных руководителей. Попал я в «убойный отдел», который специализируется на раскрытии тяжких и особо тяжких преступлений. Наверное, любой мой коллега подтвердит: того, кто прошёл службу участковых и уголовный розыск, уже сложно чем-то удивить и невозможно напугать. Олег Смоляков (в то время - начальник криминальной милиции) учил оперативников работать не только по текущим, «горящим» делам, но и по прошлым «глухарям». И мы действительно раскрывали дела прошлых лет, где все следы давно «остыли». Напарником со мной ходил Игорь Юрьевич Малыгин. Игорь тоже был юморист. Если нужно, мог и сам прикинуться уголовником, выходцем из блатного мира. Недаром ещё легендарный Глеб Жеглов учил: оперативник должен уметь влезть в шкуру преступника.
В практике у Александра Хомякова был случай, когда виновный уже сидел в соликамском «Белом лебеде» на пожизненном заключении, а в Кунгуре милиция «накопала» по нему ещё три новых эпизода - три убийства, причём одно с расчленением. Вот попробуйте-ка получить признание с человека, которому уже терять нечего? Он же всё равно осуждён навечно. Но оперативники приехали к злодею в колонию, подробно описали  заключённому, как и что он совершил, как прятал улики. Полностью восстановили картину событий. И осуждённый преступник признался.
- Преступления трудно подогнать под общий знаменатель, найти в них единую систему, - уверен Александр Хомяков. – Каждый преступник – индивидуален. В уголовном розыске вообще редко встречаются «лёгкие» дела. Вот, в селе Насадка в мае 2012 года из Сылвы достали тело неизвестного 26-летнего мужчины. Мы проделали огромную работу, прежде чем установили его личность. Обзвонили все окрестные районы. Ага, есть. Со станции Ферма сообщили, что в октябре прошлого года у них пропал местный житель, подходящий под описание. Хорошо. А как житель Фермы через полгода оказался в Насадке? Тут нам пришлось заделаться инженерами-гидрографами. Вместе со специалистами мы рассчитали все сезонные течения, движение льдов в бассейне Сылвы, отливы, приливы, узнали график сброса воды на КамГЭС. Выяснили, в каком месте убитого  сбросили в воду. Нашли в Насадке продавщицу, которая вспомнила, что  продавала спиртное... И так, постепенно, вышли на местного сторожа. Он  выпивал вместе с этим парнем, а потом убил, вывез на лодке на середину реки и сбросил в воду. Знаете, какой был мотив убийства? Сторож зарезал парня, когда тот во время застолья начал ковырять в зубах. Такой «утончённый» господин оказался.
Когда Александр Хомяков вышел из органов на пенсию по выслуге лет, он  долго не мог привыкнуть, что телефон молчит. У действующего оперативника телефон не молчит никогда. Александр Евгеньевич каждый день видится с кем-то из «уголовки». Коллеги до сих пор обращаются к нему за консультацией по старым делам. А в уголовном розыске, считает Александр Хомяков-младший, основная задача, как у врача - не навредить. Слово может возвысить, может и убить.
- В интернете сейчас царит вседозволенность, разрешено всё на свете извратить, обсмеять, - морщится Александр Евгеньевич. – Про работу правоохранительных органов СССР помнят только 1937 год и репрессии. А сколько чекистов и милиционеров сложили головы в борьбе с преступностью – никому неинтересно. Надо, надо прививать молодёжи уважение к старости, к родственникам, к прошлому страны. Помнить, что от вашего поведения тоже зависит судьба потомков. Какой вы след им оставите? Не натворите ли такого, что им ещё спустя десятилетия за вас краснеть придётся?
Александр с детства увлекается фотографией. Накопил богатую коллекцию фото- и видеоматериалов. На его снимках - не пейзажи, не архитектура, не  природные явления. К ним оперативник в отставке относится спокойно. Он предпочитает фотографировать человеческие лица, характеры, эмоции. Это  неисчерпаемая тема для отличного кадра.
- Об одном я по-настоящему жалею, - говорит Александр. - Совесть мучает за те уголовные дела, что я не смог раскрыть...
Досье 02. Прикамье
Источник: https://59.мвд.рф/news/item/15326617/
Данная информация размещается в целях информирования населения о состоянии борьбы с преступностью, в соответствии с Федеральным законом от 09.02.2009 № 8-ФЗ «Об обеспечении доступа к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления», и соответствует положениям статьи 29 Конституции РФ о праве граждан на свободный доступ, поиск и распространение информации.

Легко быть в курсе!

Интересная новость?
Узнавай о новостях прямо из своей ленты!